Тема:
Технологии в бизнесе
Семинар

Тенденции и тренды. Ближайшее будущее и наша роль в нем

Семинар
Пирожков Владимир

Всё начиналось в городе Тольятти, 1973 год. В пятом или шестом классе папа мне привез из Англии ручку с оранжевым стержнем. И я нарисовал машинку. Свердловский архитектурный институт, 1985 год, начало перестройки. Потом была армия в ГДР. Там я начал рисовать девчонок, друзей, у меня хорошо получалось. В 1989 году я написал аналоговое письмо известному дизайнеру Луиджи Колани и в 1993-м уехал в Лондон. Я поставил себе задачу стать автомобильным дизайнером. Всего таких дизайнеров в мире порядка восьмисот. В 1994-м я начал учиться в швейцарской дизайнерской школе. И тогда же начал работать на «Ситроен» в Париже. Это было очень веселое время. Каждый созданный автомобиль — большая работа, большая команда людей. Вот как появляются идеи: берешь мышь, натягиваешь на бублик, и получается руль. Был проект автомобиля президента Франции, мы над ним работали, сейчас президент на нем ездит.

Одна машина дала мне путевку в космос. Там четыре человека сидят очень плотно, все системы собраны в маленьком объеме, очень интересная штука. Это самый безликий автомобиль в мире, но он продается больше всех. Это Toyota Corolla, машина-бестселлер. В год продается около трех миллионов авто. Казалось бы, ничего особенного, но это очень круто — принимать участие в таких проектах.

Опыт с российскими Кулибиными. Мне было интересно поучаствовать в проекте «Руссо-Балт». Мы собрали авто в Германии, так как в России не смогли. Машина стоила 4 миллиона евро. Потом был интересный опыт перевоза большого завода из Детройта в Нижний Новгород. Это ГАЗ, Siber-Volga. У меня начался этап ознакомления с российской действительностью. Я двадцать лет отучился, отработал на Западе. В 2007-м я пригласил Германа Грефа к себе в офис в Ницце. Он предложил мне вернуться в Россию. Я согласился. Первая моя работа была КамАЗ, дизайн линейки кабин. Один из первых проектов — «Сухой Суперджет», город Комсомольск-на-Амуре. Греф предложил мне принять участие в этом проекте. Я ничего не понимал в самолетах — я же автомобильный дизайнер. Греф мне сказал: ты же дизайнер — сделай красиво. Получился красивый и крутой самолет. Потом был 62-й «Камов», большая работа над вертолетом.

А вот интересный проект — это следующее поколение наших космических кораблей, то, во что мы сейчас с головой погружены. Такие проекты бывают в двух странах раз в пятьдесят лет, в России и в США. Вот реальный штатный интерьер космического корабля, в котором четыре космонавта полетят на Луну или шестеро полетят на орбиту. Есть еще начало работы над колонией на Луне и одна из наших статусных работ — факел олимпийского огня, который вынесли в космос. Вдруг я понимаю, что в принципе мы очень даже жизнеспособная точка. Это без пафоса и понтов. Огромная страна с нереальными ресурсами. И мы решили новую цель поставить, которая могла бы нам помочь двигаться в более-менее правильном направлении. Это глобальная конкурентоспособность и опережающее развитие своей территории.

У меня маленький бизнес, восемь человек. Правда, большие бюджеты, но компания очень маленькая. В 2007-м это был совсем стартап. У каждого объекта есть свой жизненный цикл, и наши объекты — порядка 50–60 лет. Для того чтобы знать, что будет через 50 лет на нашей территории, нужно подумать, кто здесь будет жить, какие будут религии, деньги, отношения, правительство, строй и т. д. Нужно понимать, для кого ты делаешь и какой в этом смысл.

Мы решили разобраться с этим и совершить небольшой форсайт. Если не меняться, то глобальные тренды к 2050 году — это нехватка питьевой воды, радикализация религий. Увеличивается разрыв между богатыми и бедными, следовательно, нестабильность политических режимов, начинается образованная безработица. Азия — доминатор. Нехватка пахотных земель — это нехватка продовольствия, ресурсов и материалов. Мы стоим перед ростом глобальной конкуренции. Борьба за ресурсы. Поиск и смена глобальных центров силы.

Мы решили сконцентрироваться на нашем рынке и посмотреть, что будет с Россией. Мы не контролируем порядка 70% своей территории. Достаточно посмотреть карту федеральных трасс, чтобы убедиться в этом. Физически мы не можем добраться на эти 70%. Самолетов и вертолетов стало меньше. На этой территории живет 142 миллиона человек. Это население Японии.

Как делать опережающее развитие? Здесь философия моей маленькой компании из восьми человек. Мы решили разобраться, что такое модернизация и инновация. Мы задались вопросом, что такое инновации. Но для этого нужно разобраться, что такое прогресс, модернизация.

Развитие — это рост сложности. Мы усложняем всё, «наворачиваем» свою жизнь. А чем сложнее объект, тем он менее эффективен. То есть можно начертить такой график с двумя кривыми: падение эффективности и рост сложности. Где-то есть уровень оптимальной сложности. Хороший пример — первая машинка «Зингер». Зачем мне навороченная электрическая современная, если у меня есть такая? У первой машинки оптимальный уровень сложности, но ей сто лет. Это яркий пример модернизации. Когда мы берем базовую вещь, супернавороченную вещь и сто лет времени. Повышение эффективности за это время — 20%.

Инновации — это совсем другое. Этот тот волшебный миг, когда происходит переход с наперстка на швейную машину, а не со швейной машины на швейную машину. Другой уровень технологии — 3D-принтер. Например бесшовная одежда.

К главной цели мы идем через инновации. Мы решили не просто изменить концепцию, мы решили построить базу для того, чтобы это делать. Когда я связался с космическим кораблем, у меня возник вопрос, где сделать 12 тысяч деталей за два с половиной месяца для изготовления макета. Нужно было производство по литью титана. Мы поняли, что у нас в стране нет точки, где можно сделать всю сборку. Итак, мы придумали технологический спецназ. Инжиниринг, прикладная магистратура. И построили инжиниринговый центр на базе НИТУ «МИСиС». Это комплекс промышленного прототипирования высокой сложности. Плюс прикладная магистратура, где ребята будут обучаться, так как сейчас инженеров нет. И детский техноинкубатор. В центре есть всё оборудование, все технологические процессы. Это мой инструмент как дизайнера.

Что мы там создаем? Например, дизельный конвертоплан: вы можете приземлиться на любой заправке, заправиться и полететь дальше. 2 тысячи километров — дальность, 500 километров в час — скорость, 7 километров — высота. Но это еще и дрон. Двигатель уже сертифицирован. Следующий проект — широкофюзеляжный транспортный самолет 90Т «Волга — Днепр». Также работа над перспективными ракетными системами. Патрульный ледокол, который будет нам очень нужен в ближайшие двадцать лет. А это кавитационная субмарина, 500 километров в час под водой. Мы не контролируем подводный мир, это очень грустно. А тот, кто под водой главный, тот и в мире главный.

Тренды/технологии будущего. Это моя любимая часть. Это фильмы. По сути это визуализация и вербализация будущего. Не все, но многие фильмы — правда. Фильм «Прометей» показал очень интересную интерактивную систему навигации. Мы сейчас над этой системой работаем. Это умные материалы. Как раз тот самый жидкий робот. Если такой материал появится, это будет сильная инновация относительно стали. Интерактивная виртуальная реальность. Виртуальные миры — это то, что мы создали и не можем контролировать пока. «Трон: Наследие» — очень интересная штука в этом плане. «Парк юрского периода» — IT-генетика. «Аватар» — облачные технологии/трансформация жизни. В Японии создали интерактивную голограмму, которая поет, общается и дает концерты. Вот напечатанный из нескольких материалов на одном принтере робот-стрекоза. Это новая биоморфическая система полета. Мы недавно создали шлем для наших военных. Меня интересует передача энергии на расстоянии. Сейчас мы думаем, как подойти к этому проекту. «Город героев» — микророботы/нанороботы, пикселизация — это конфигурация любых объектов из микрочастиц, пикселей.

А это летит стая дроздов, где-то 500 тысяч одновременно. Это то, как надо летать. А это перекресток во Вьетнаме, где нет светофоров. Похоже, да? Это называется коллективным бессознательным. Математики сделали мне три формулы передвижения в пространстве, как у дроздов. Сейчас мы с ними работаем над новой системой передвижения в пространстве стаями. Поэтому диспетчер стайных полетов — очень полезная профессия будущего. Другие профессии будущего: креативный инженер полного цикла, психолог постпластической хирургии, персональный около-сити-фермер, менеджер полного цикла производства, стратегические капралы трех кварталов, дизайнер виртуальных миров, молекулярный диетолог, консультант по здоровой старости.

Мне нужно было где-то найти 2 миллиарда рублей на строительство нашего центра. Я спросил у нескольких руководителей заводов, надо ли им такое. Они ответили, что надо. Я собрал у них бланки, в которых было написано: да, нам нужен такой центр. Я с этими шестью письмами пошел в правительство. Медведев выделил эти деньги, дело запустилось. Это совершенно сумасшедшей компетенции технологический центр. Мы не сомневаемся, что он мегаконкурентноспособный в мире. Если у вас есть толковая новая концепция, вас поддержат. Когда меня спрашивают, не хочу ли я заняться е-мобилем, я отвечаю, что это же еще один автомобиль в пробке. Завод по производству персональных летательных аппаратов стоит в год 200 миллионов долларов. Это три километра трассы Москва — Санкт-Петербург. Если будут такие аппараты, то дорогу вообще строить не нужно. К следующему лету в нашем центре будет полностью запущено производство, сейчас мы укомплектовываемся. Мы пригласили к себе Владимира Миронова, который печатает живые органы, из Стэнфордского университета, чтобы у нас появилась биоинженерия. У нас проблема в космосе такая: мы не можем улететь дальше человеческой жизни.

Вопросы

— Вы сказали про дефицит воды и продовольствия в будущем. Это значит, что сейчас нет научных разработок, которые могли бы эти вопросы решить?

- Есть, конечно. Проблема — натуральность. Недавно министр сельского хозяйства Татарстана спросил меня: какие инновации могут быть в сельском хозяйстве? Я ответил: очень много, но желательно без них. Помидоры должны быть бакинскими, а не голландскими.

— Глобальные инновации возможны только в рамках нашей страны? Или всё-таки гипотетически как объединение умов разных государств?

— Чем больше будет мечтателей, тем лучше. Если наша страна, кроме нефти, будет производить интеллектуальный продукт… Это Штаты сейчас делают. Они нам дали и интернет, и айфон. Было бы интересно, если бы Россия стала генератором идей и внедряла их в жизнь. Вот у нас где проблема. Мы придумаем, а внедрить не можем. Как коммерциализировать продукт, я, наверное, так же не знаю, как и вы. Я стремлюсь к таким разовым нишевым вещам, как космический корабль.

— Может, сразу перепрыгнуть на технологии следующего поколения? Вечный двигатель, телепорт и путешествия во времени, не думали об этом?

— Путешествия во времени уже близки, так как если вы добавляете одну вертикальную составляющую к горизонтали, то появляется 3D-пространство, а когда появляется 4D (еще одна ось — время), то путь сильно сокращается. Если вы пикселизируете это пространство, то каждый может полететь, куда и когда хочет. В принципе, это сокращение времени — это уже немного машина времени.

— Какие вы видите тренды в развитии не технологий, а человеческих способностей, мышления?

— Я недавно был в Китае, лечил позвоночник в небольшой клинике со старыми докторами. Мы пошли в горы, и одна женщина ударилась коленом. У нее распух лимфоузел. Тогда наш доктор сказал всем отойти на пять метров. Одну руку он держал над коленом женщины, а второй делал вращательные движения. За десять минут опухоль сошла. Технология. Как это делается — вопрос. Потом этот доктор решил показать нам свой кружок восточных единоборств. Он встал в определенную позицию, постоял так минут пять. Потом его ученики начали разбегаться и влетать в него. И они отлетали от него, как от стены. А он стоял вообще без движения. Потом он рассказал, что представлял себя деревом с мощными корнями. Технология. Не знаю, как это устроено.

— Вы рассказывали о создании детского центра на базе вашего центра. Расскажите подробнее о нем.

— Это эксперимент. У нас на базе Политехнического музея в Москве есть кружок юного техника, в который ходят 25 детей от 6 до 12 лет. Также мы ведем переговоры о перевозе на нашу базу авиамодельного кружка с завода «Салют», который занимается строительством авиационных моторов. Что я хочу сделать? Это порядка 70 детей, которым нужно ставить задачи, та же антигравитация, например, или передвижение в пространстве, ползание по потолку. Это эксперимент. У нас есть возможность поселить их на нашей территории. Мы будем предлагать ребятам помечтать, например, о новом космическом корабле. Возможно, у них возникнут интересные идеи. А у нас есть возможность любую идею реализовать. С 6 до 12 лет дети в этом кружке. С 12 до 17 — при МГУ строится школа для особо одаренных технологически детишек. С 17 до 24 они в институте. Потом мы их забираем как прикладную магистратуру. И два года тюнингуем под нашу промышленность или под промышленность других государств. Год в России, год в Америке или Англии, чтобы они посмотрели, как это у них устроено. А потом или вернулись, или остались. Если там будут проекты, у нас их всё равно не удержать. Или давайте у нас в стране проекты им дадим.

Владимир Пирожков

Почетный член Российской академии художеств; эксперт Московской школы управления «Сколково»; разработчик интерьеров автомобилей в компании Citroёn (автор рестайлинга модели Xsara); старший дизайнер европейского дизайн-центра Toyota в Ницце (один из разработчиков моделей Yaris, Auris, Corolla, Avensis, Prius, IQ, RAV-4 и концепт-каров MTRC и UUV); президент и создатель Центра промышленного дизайна и инноваций «АСТРАРОССА ДИЗАЙН» (среди проектов компании — разработка официальной раскраски и элементов фирменного стиля нового пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100, концепт-проект экстерьера и интерьер-дизайна вертолета КАМОВ-62, концепт-макет интерьера пилотируемого транспортного космического корабля для ОАО «Ракетно-космическая корпорация „Энергия“ имени С.П. Королёва»); стажировался в студии всемирно известного дизайнера Луиджи Колани; участник проектов по заказам таких фирм, как Adidas, Ferrari, Yves Saint Laurent; защитил диплом по теме «Дизайн автомобиля Ferrari Testa d’Oro»; выпускник Art Center College of Design (Швейцария).

Зарегистрируйтесь, чтобы иметь доступ ко всем лекциям и семинарам, а также чтобы получить сертификат бизнес-школы СКОЛКОВО
Допускается регистрация не более 3 человек от одной компании (проверка по ИНН)

«План Б» — это образовательная платформа для владельцев малого и среднего бизнеса и топ-менеджеров, которую представляет вам компания «Билайн» в партнерстве с бизнес-школой СКОЛКОВО и РБК. Основные темы — лидерство, умение работать в команде, технологическое и управленческое совершенство компании.

Полная версия и возможности обучения открыты только для зарегистрированных пользователей, которые смогут бесплатно прослушать лекции 7 знаменитых предпринимателей и 15 бизнес-тренеров, а также ознакомиться с дополнительными материалами по каждой из 8 тем нашего курса.

Представьтесь, пожалуйста: